Выборы на Васильевском острове

«Не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью»

О том, чем я занималась на выборах 2018

На этих выборах я имела статус журналиста, и с удовольствием бы им и ограничилась. Но вышло немного не так. Мы координировали наблюдателей и членов комиссий, отвечали на миллион вопросов в незамолкающих чатах, ездили по участкам и помогали на местах в составе мобильных групп (которые аж до вечера субботы рисковали остаться маломобильными, но водители всё же нашлись).

До самого дня выборов мне казалось, что всё дико неорганизованно: не понимала, как будут работать «Наблюдатели Петербурга», почему у нас несколько координаторов, и как это всё будет взаимодействовать между собой. Мои опасения были напрасны — команда была отличная, и все действительно работали слаженно.

Я работала в Василеостровском районе, поэтому рассказать смогу только о том, как проходили выборы именно здесь.

Об особенностях этих выборов

Несмотря на мой довольно обширный опыт работы на выборах, я впервые столкнулась с КОИБами. И скажу вам — это классно! Экономия времени, экономия нервов, ну и какая-никакая уверенность в отсутствии вбросов бюллетеней. Я никогда раньше не видела, чтобы подсчёт голосов заканчивался уже в 22:30.

Выборы и математик

В этом году были новые правила голосования по месту нахождения, которые внесли свою долю сумятицы. Комиссии не всегда действовали верно, из-за чего, например, могла возникнуть возможность повторного голосования. Избиратели иногда могли не найти себя в списках.

О работе комиссий, наблюдателей и СМИ

С сожалением могу констатировать довольно низкий уровень юридической грамотности и компетентности у некоторых членов УИК, но ещё с большим сожалением — у независимых наблюдателей, для которых и штабом Навального, и «Наблюдателями Петербурга» проводилось обучение. Иногда наблюдатели не знали базовых вещей: как подать жалобу, как проводится подсчёт голосов. Это грустно, толку от таких наблюдателей на участках будет немного. Конечно же, были и грамотные члены комиссий, и прекраснейшие наблюдатели, которые предотвращали нарушения и следили за соблюдением закона.

Атмосфера на участке всегда зависит прежде всего от настроя и отношения друг к другу комиссии и наблюдателей, так что иногда она была очень спокойной и дружелюбной, а иногда — агрессивной и напряжённой. Тут кому как повезло.

Голосование на участке № 124

Поскольку часть наблюдателей была неопытной, к нам часто стекалась информация о «нарушениях», которые нарушениями не являлись. Например, довольно много раз я слышала слово «карусель», при том, что ни одного доказанного случая «карусели» мы так и не зарегистрировали (что не означает, конечно, что их не было). Просто наблюдатели принимали за «карусель» все странные вещи, такие как голосование курсантов.

А курсанты голосуют так: через равные промежутки времени на избирательный участок приходит организованная толпа, у них есть руководители, которые строго следят, что все проголосовали, и ставят галочки. (Да-да, принуждать людей голосовать — незаконно, но это не имеет никакого отношения к нарушению порядка голосования и работе комиссии).

Такие «нарушения» (за неимением более горячих) часто подхватывали СМИ, в то же время СМИ не пишут о спокойных, образцовых участках, где всё было хорошо и законно (а таких было довольно много!), из-за чего может складываться неверное общее впечатление о масштабах нарушений на выборах.

В то же время можно предположить, что часть значимых нарушений осталась незафиксированной наблюдателями.

Один из способов привлечения избирателей на голосование

Повторюсь, вышесказанное имеет отношение к далеко не всем наблюдателям. Многие добросовестно выполнили свою работу и предотвратили множество нарушений. Вообще, такое количество независимых наблюдателей и членов УИК — само по себе потрясающее явление. У нас не было ни одного участка «без присмотра», на каждом УИК было по 2-4 человека, от которых мы могли получить сведения о ходе голосования и копии протоколов.

О нарушениях

Единственным действительно массовым нарушением я считаю дикую накрутку явки. Идти на выборы людей принуждали, заставляли, агитировали, уговаривали, упрашивали всеми возможными (законными и нет) способами:

  • Курсанты и военные (их на Ваське очень много) обязаны были показать 100% явку не только свою, но и всех родственников;
  • Бюджетников, насколько мне известно, также заставляли идти на выборы;
  • Списки на надомное голосование были огромными. Людей обзванивали и предлагали проголосовать на дому. Многие вообще не знали, что они включены в эти списки. (Напоминаю, что избиратель может только самостоятельно изъявить желание голосовать на дому, никаких обзвонов и навязывания быть не должно!);
  • Людей завлекали на избирательные участки блинами, клоунами, танцами, музыкой. Например, у одного из участков раздавали гречу с тушёнкой;
  • … (Продолжите список за меня, пожалуйста, вы же тоже это всё видели и слышали)

Мероприятие рядом с помещением для голосования

Другие нарушения тоже, кончено, были. Как серьёзные, так и мелкие. Но на большинстве участков эти нарушения можно было быстро предотвратить или исправить. Где-то писались жалобы, где-то по требованию нарушение устранялось.

Были и проблемные участки (например, УИК № 110 или 185). Там закон нарушался многократно и серьёзно, устранить нарушения не получалось. Где-то наверняка нарушения могли повлиять на результат. Но, как и везде, по моим ощущениям, все эти нарушения происходят не из желания фальсифицировать, а от незнания закона или желания упростить себе жизнь.

О результатах и личных ощущениях

Я с самого начала не понимала конструктивного смысла «бойкота избирателей», не понимаю и сейчас. Явка накручивалась яростно, но среди кого? Голосовать в результате пришёл в огромных количествах именно путинский электорат. Оппозиция осталась дома. Итог – всё ещё хуже, чем могло бы быть.

Ну и важный вывод.

Работать на гражданское общество, честные выборы и свободную Россию надо не в день выборов. Работать надо 365 дней в году. Тогда в день выборов голосовать придут свободные люди, которые хотят жить в лучшем мире и готовы его отстаивать.

Фото: Валентина Соловьёва.