Голосование на муниципальных выборах в Эстонии

15 октября 2017 года по всей Эстонии проходили выборы депутатов городских собраний. Поскольку в Эстонии наблюдателем может стать любой человек, без каких-либо верительных документов или аккредитаций, я и отправилась в небольшой Силламяэ, в 27 километрах от Нарвы, чтобы посмотреть, как там проходит голосование избирателей и подсчет голосов.

Регистрация кандидатов для участия в местных выборах не менее формальная процедура, чем допуск наблюдателей в помещения для голосования. Кандидаты могут быть выдвинуты политическими партиями или так называемыми избирательными союзами. Это аналог наших самовыдвиженцев, но, в отличие от российского законодательства, не требующий предварительного сбора подписей избирателей. Избирательный союз может учредить любой гражданин или группа граждан Эстонии, для этого достаточно подать уведомление в городскую избирательную комиссию. В прошедших выборах по всей Эстонии участвовало несколько сотен избирательных союзов, в Силламяэ же конкурировали всего два объединения: Центристская партия и Избирательный союз Сависаара.

На 21 место в городском собрании Силламяэ претендовали 104 кандидата: 42 выставил избирательный союз, 62 — партия. Каждому кандидату путем жеребьевки городская комиссия присвоила трехзначный номер, который избиратели и вписывали в бюллетени. Интересна процедура распределения мандатов: голоса за всех кандидатов одного избирательного объединения суммируются, по процентному соотношению сумм голосов определяется число мандатов у каждого объединения, а персональный состав депутатов, получающих мандаты, определяется по убыванию голосов кандидатов уже внутри каждого объединения.

Кандидаты в Городское собрание Силламяэ

11 с небольшим тысяч избирателей Силламяэ голосуют в 3 участковых избирательных комиссиях. Комиссии состоят в основном из работников городской администрации, члены комиссии назначаются городским секретарем. Должность городского секретаря учреждена для юридического сопровождения решений собрания депутатов, но членов УИК почему-то назначает единолично именно он. В участковых комиссиях нет должности секретаря, по факту его функции исполняет председатель. Избирательные объединения вправе выставить в каждую комиссию по одному своему представителю, в Силламяэ на 7 административных членов УИК приходилось по 2 «партийных».

Голосование в помещении УИК № 1

На местных выборах могут голосовать не только граждане Эстонии, но и лица, имеющие вид на жительство, и даже граждане Евросоюза, постоянно проживающие на данной территории. С этого года избиратели в Эстонии голосуют с 16 лет. Голосование происходит путем вписывания в бюллетень номера своего кандидата, нельзя его зачеркивать или вносить исправления. Каждый бюллетень перед опусканием в ящик для голосования пропечатывается членом комиссии, выносить бюллетени из помещения для голосования нельзя. Любопытно, что за получение бюллетеня избиратели расписываются в списках вверх ногами, чтобы не тратить лишнее время на переворачивание списков, а начало работы комиссий – 9 утра.

В определенные дни до дня голосования можно сделать свой выбор или по интернету, или очно в любом населенном пункте Эстонии – аналог вводимого у нас сейчас голосования по месту нахождения. Голоса, поданные по интернету, обрабатывает Центральная избирательная комиссия Эстонии, а запечатанные в конвертах бюллетени из других населенных пунктов физически развозятся по участковым комиссиям, в которых и должны определяться результаты голосования по данной территории, – благо страна небольшая. В УИК № 2, где я присутствовала на подсчете голосов, из почти 2 тысяч проголосовавших 125 избирателей проголосовали по интернету, досрочно подали голоса в других городах – 19. Голосование в лечебных учреждениях также проводится досрочно. Все собранные до дня голосования бюллетени хранятся в конвертах в особом запечатанном ящике, которая вскрывается во время подсчета голосов.

Голосование вне помещения похоже на российское только тем, что его проводят два члена комиссии и заявки в день голосования принимаются до 14.00. Места в автомобиле наблюдателям никто не предоставлять не обязан, а если наблюдатели поедут на надомное голосование на своей машине, то перед входом в квартиру они обязаны спросить разрешение у хозяев. Число бюллетеней, которое члены комиссии берут на выездное голосование, ничем не регламентировано. Например, в УИК № 1 на 34 заявки с собой взяли 50 пустых бюллетеней. Реестр заявок председатель перед выходом группы распечатывает на принтере, он же и принимает заявки.

Первую половину дня избиратели шли довольно плотно, члены комиссии, почти не прерываясь, выдавали им бюллетени, подсказывали маршрут перемещения и ставили печати перед опусканием бюллетеня в стационарный ящик для голосования. На моем участке итоговая явка составила около 50%. Полиция на участках отсутствовала в принципе.

Постановка печати перед опускание бюллетеня в ящик для голосования в УИК № 2

Насколько разумным и понятным был сам процесс голосования, настолько же скомканным и непрозрачным оказался подсчет голосов. Мне сложно говорить, была ли это инициатива конкретного председателя или это законодательная норма, поскольку рабочий блокнот, которым пользовался председатель, был на эстонском языке, а эстонский избирательный закон очень краток и содержит только рамочные нормы.

Сначала председатель (!) получил количество выданных избирателям бюллетеней – по ведомости их выдачи членам комиссии, после чего почти час члены комиссии добивались получения этого же числа путем подсчета по спискам, но так и не смогли найти ошибку в 1 бюллетень. Так и не сведя подсчет по спискам, перешли к коллективному подсчету и погашению неиспользованных бюллетеней. Сверив номера пломб и количество бюллетеней, содержащихся в «переносном» и «досрочном» ящиках, вынули бюллетени из всех трех ящиков и принялись, опять же коллективно, подсчитывать их количество. Добиться получения нужного числа опять не удалось, коварный 1 бюллетень и не думал находиться, но это никого не смутило, и члены комиссии приступили к сортировке.

Подсчет общего количества бюллетеней в УИК № 2

Двое сортировали бюллетени по избирательным объединениям, одновременно шестеро раскладывали уже отсортированные бюллетени по кандидатам: все-таки 104 кандидата не шутка. Недействительными считались пустые бюллетени, бюллетени, в которых есть исправления или которые нельзя однозначно прочитать. Оказалось, что наблюдатели не имеют права смотреть номера на бюллетенях и задавать членам комиссии какие-либо вопросы. Жалобы предлагалось подавать исключительно в городскую комиссию, которая, к слову, весь день голосования была закрыта. Единственная предусмотренная форма контроля номеров, проставленных в бюллетенях, — это двойной пересчет каждой пачки разными членами комиссии.

Итоговый протокол УИК № 2

После получения всех данных председатель убежал печатать протокол, минут через 10 вернулся с радостным сообщением «все сошлось!», подписал его (остальные члены комиссии протокол не подписывали и даже не смотрели), и на этом процесс подсчета голосов завершился.

На мой вопрос о типичных нарушениях местные наблюдатели делали круглые глаза и с ужасом рассказывали, как много лет назад где-то в Кохтла-Ярве поймали кандидата, который скупал голоса избирателей по 10 евро, потом сняли его с выборов и оштрафовали. Никаких других нарушений они вспомнить не смогли.

Фото: Галина Культиасова.