Отдельные вопросы, обстоятельства и отступления от требований закона…

Развернутое обсуждение единственного вопроса, вынесенного на заседание Санкт-Петербургской избирательной комиссии 25 октября 2016 года, проходило с участием секретаря ЦИК Майи Гришиной и продолжалось более часа.

zasedanie-spbik-2016-10-25

При внимательном изучении обращений, связанных с установлением итогов голосования на нескольких избирательных участках, относящихся к территории ТИК № 29 и одномандатного избирательного округа № 217 по выборам Государственной Думы, был «установлен ряд отступлений от требований законодательства о выборах». ТИК № 29 рекомендовано прекратить полномочия председателей участковых комиссий и предложено «устранить системные пробелы при подготовке членов участковых комиссий». Полномочия окружной комиссии одномандатного округа № 217 были ранее возложены на ТИК № 23, полномочия председателя которой прекращены еще 29 сентября.

Напомним, ЦИК проводит проверку деятельности СПбИК и нижестоящих комиссий.

Открыл заседание председатель Санкт-Петербургской избирательной комиссии Виктор Панкевич, проинформировав о проделанной работе. Рассмотрены жалобы, обращения, представление прокуратуры. Массовые нарушения, а тем более фальсификации, нарушения, которые могли бы влиять на волеизъявление избирателей, о которых сообщалось в средствах массовой информации — не подтвердились. Но есть ряд замечаний процедурного характера.

В день голосования в СПбИК поступило 11 жалоб (в прошлой кампании поступило 225 жалоб). В период до 22 сентября поступило 130 обращений (из них 16 — жалобы). В 89 % обращениях — нарушения не подтвердились. С 18 сентября по 14 октября поступило 338 обращений. Из них 89 — жалобы.

Не было ни одного удаления, не составлено ни одного протокола административного правонарушения. Нарушений, которые могли бы повлиять на волеизъявление избирателей — нет.

Доклад по проекту постановления комиссии сделала заместитель председателя комиссии Надежда Лебедева. Содержательно, рабочая группа СПбИК усмотрела два «отступления от требований законодательства». Во-первых, в некоторых комиссиях неправильно проводился подсчет рассортированных бюллетеней. Бюллетени должны подсчитываться отдельно по каждой пачке, перекладыванием по одному, так, чтобы присутствующие могли видеть отметку. Одновременный подсчет при этом не допускается. Во-вторых, в реестрах регистрации выдачи заверенных копий протоколов в некоторых комиссиях отсутствовали подписи лиц, получивших копии. Причиной произошедших «отступлений» предложено признать «низкое качество профессиональной подготовки членов УИК». В распорядительной части постановления предлагается ТИК № 29 рассмотреть вопрос о прекращении полномочий председателей ряда УИК, «строго указать» председателю ТИК № 29 Марине Майковец на «недостаточное качество профессиональной подготовки членов УИК» и предложить «устранить системные пробелы при организации подготовки» с предоставлением отчета до 1 марта 2017 года.

Понимая свою ответственность за провалы в подготовке членов участковых комиссий, СПбИК решила создать «постоянно действующий методический кабинет по обучению организаторов выборов».

Мы приведем прозвучавшие на заседании выступления почти полностью, с мелкими редакторскими сокращениями. Первой выступила секретарь Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Майя Гришина:

День голосования — это кульминация, когда все наши знания, все что мы вкладываем в систему организации выборов, становится на суд общественности, всех избирателей, на всеобщее обозрение и оценку. Важно, чтобы день голосования прошел для нас достойно.

 

 

В Санкт-Петербурге сильно профессиональная система избирательных комиссий, включая работу на постоянной (штатной) основе председателей территориальных избирательных комиссий, замещающие высокие государственные должности. Далеко не во всех регионах такие решения приняты законодателем субъекта. Такая система позволяет в сложных условиях в городе с богатыми электоральными традициями проводить выборы достойно и в соответствии с законом. Впрочем, практика показала, что не все председатели ТИК так оценивали ту задачу и то доверие, которое им оказано государством.

 

 

Предложение о пересчете неиспользованных бюллетеней путем перекладывания сбило рабочий настрой участковых комиссий. Ни в одной инструкции, ни в рабочем блокноте вы не увидите такой способ подсчета неиспользованных бюллетеней. Это большой объем, неиспользованный бюллетень уже пересчитан несколько раз. … Если пачка кого-то интересует очень сильно, то член комиссии с правом совещательного голоса может с ними ознакомиться. Вместе с тем, когда заканчивается время голосования и мы приступаем к подсчету, то оказывается, что этот процесс занимает несколько часов. Если мы профессионально относимся к подсчету голосов, то мы должны и погашение делать, с одной стороны, в условиях гласности, при контроле со стороны наблюдателей, но не затягивая эту процедуру до того, чтобы не было сил для непосредственного подсчета голосов… Никакая норма закона, ни одна инструкция ЦИК России это не предусматривает.

 

 

Вопрос сортировки бюллетеней и ознакомления наблюдателей с содержанием бюллетеней имеет первоочередное значение. В жалобах были претензии к сортировке. Закон говорит: бюллетень оглашается и предъявляется наблюдателям. Предъявляться бюллетень должен таким образом, чтобы отметки были видны наблюдателям. На видеозаписи мы видим, что наблюдатели стоят рядом со столом и видят, как идет сортировка. Но есть второй уровень контроля: пересчет отсортированных бюллетеней. И вот здесь есть факты, когда пороху и сил на подсчет в пачках не хватало. … Элемент прозрачности и гласности в этой части полностью утрачивается. Процесс подсчета — это сложное юридико-психологическое действие, и на него надо сохранять силы. Председатели, члены участковых комиссий — люди максимально не отягощенные, конечно, нашими проблемами организации избирательного процесса, они приходят на короткий срок. Мы их обучаем. Наша группа проверила, в том числе, обучение, которое происходило в избирательных комиссиях Санкт-Петербурга. Сил было приложено очень много. Обучение, насколько я понимаю, имело практически стопроцентный охват. Наши коллеги отметили, что не удалось достичь такого элемента, как проверка знаний на этапе до «боевого применения». Кто как был настроен, как психологически и юридически подкован — тот так и действовал. … При таком количестве участковых комиссий осилить этот процесс, прямо скажем, большинству удалось. Что касается выявленных недостатков — прокуратурой внесено представление, проводится собственная работа и выносится сейчас проект решения. Впереди выборы Президента Российской Федерации, затем региональные, муниципальные выборы. Все выявленные проблемы, вопросы вы будете последовательно, методично, грамотно решать.

Ольга Покровская, член Санкт-Петербургской избирательной комиссии с правом решающего голоса («Яблоко») уточнила:

Были обнаружены нарушения процедуры подсчета голосов, но при этом сделан вывод, что они не могут повлиять… На основании чего сделан такой вывод? Нарушена процедура. Есть обширная судебная практика на эту тему. Иногда просто наличие одной авторучки на столе, где подсчитывались голоса, послужило основанием для отмены итогов голосования на участке. Правда это делалось в определенном случае…

 

Ольге Покровской ответила заместитель председателя СПбИК Надежда Лебедева:

В проекте решения такого вывода нет. Все заявители являются в дееспособными и правоспособными субъектами, и они могу обратиться за защитой избирательных прав в суд. … В этой ситуации рабочая группа и коллеги высказывают свою позицию: по нашему мнению, на сегодняшний момент, при всех обстоятельствах и той работе, которую проделала комиссия, не следует, что те процедурные недостатки при проведении подсчета голосов повлияли на волеизъявление граждан.

Продолжила обсуждение Наргис Ахадова, член Санкт-Петербургской избирательной комиссии с правом решающего голоса («Единая Россия»):

Я член политической партии Единая Россия, представляю партию в Санкт-Петербургской избирательной комиссии. Принципы, с которыми наша партия шла на эти выборы — это открытость, объективность, конкурентность выборов — я считаю, что абсолютно полностью соблюден, на наш взгляд — мы собирались по итогам выборов, мы разбирали все недочеты, недостатки, которые возникали, но они не могут не возникать, потому что не ошибается только тот, кто ничего не делает, а мы работали, действительно, в очень непростых условиях сложных совмещенных выборов, поэтому я считаю, что мы должны поблагодарить председателя Центральной избирательной комиссии, членов ЦИК, которые нам содействовали в этой работе, во всех вопросах нам пояснения давали, … я считаю, что надо исправлять какие-то недостатки, которые возникали, и дальше двигаться…

Следующей слово взяла Ольга Покровская, член СПбИК с правом решающего голоса («Яблоко»):

На прошедших выборах многие ранее имевшиеся недостатки были устранены, это действительно так. Заработали сайты территориальных избирательных комиссий. Это большое достижение, очень много пришлось за это бороться, и это очень помогало кандидатам и многим избирателям. Участковые избирательные комиссии, правда не все, были оборудованы копировальной техникой. Это тоже существенно повысило и качество работы, и просто сделало ее легче для участковых избирательных комиссий. Очень существенный прогресс наблюдался по теме организации избирательных участков в местах временного пребывания. На прошлых выборах это была, извините, чума просто с этими участками, когда они образовывались пачками, и эти участки было невозможно просто найти. Но зато на них голосовали тысячи избирателей, и голосовали, как правило, очень единогласно. Это я могу отметить как существенные позитивные изменения, были и другие позитивные изменения.

Видеонаблюдение — были учтены просьбы участников избирательного процесса, и срок хранения видеоматериалов был увеличен с трех месяцев до двенадцати. Правда есть и существенные недостатки, это выяснилось только сейчас. Там нет звука, поэтому мы не можем понять, какие там уголки, собственно, загибают, и какие бюллетени просчитывают?

О том, что было не очень хорошо, а может даже и просто страшно. Говорилось об обучении. Не были охвачены составы участковых избирательных комиссий обучением 100 %. Это утверждал свидетель <проводимого обучения>, я сама посетила несколько мероприятий. В частности, при проведении обучающих мероприятий ТИК № 19, на 707 человек <членов участковых избирательных комиссий> был заказан зал на 165 человек, который был заполнен примерно на 2/3. Видно было, что присутствуют одни председатели. Очень хорошо, что была принята решением горизбиркома и опубликована программа этого обучения. График обучения был доведен до заинтересованных лиц. Но то, что не участвовали рядовые члены участковых избирательных комиссий — это и привело в дальнейшем к тому, что происходило. Кстати, обучающее мероприятия ТИК № 29, которое было заявлено в графике, должно было проходить в клубе железнодорожников. Так вот его просто там не было. Каким образом проводилось там обучение участковых избирательных комиссий — не совсем понятно.

Что касается распространения агитационных материалов… Конкурентные выборы — они начинаются не на участке для голосования, а значительно раньше. С конкуренцией было очень плохо, я не буду сейчас на этом останавливаться — это не относится к предмету рассмотрения сегодняшнего заседания. Но я напишу объемную записку по этому поводу и направлю в Центральную избирательную комиссию. …

Самым главным ужасом этих выборов был очень долгий подсчет. И это связано не только и не столько с тем, что было четыре, а в некоторых случаях и пять бюллетеней. Подсчет прерывался … и это можно увидеть на соответствующих видеоматериалах. В Центральном районе последние сведения в ГАС «Выборы» вводились уже 19 сентября в середине дня, насколько я знаю. Это просто недопустимо. Члены участковых избирательных комиссий — они же не освобожденные работники, им в понедельник на работу надо было. Я уж не говорю о наблюдателях. У меня есть все основания предполагать, что это было совершенно спланированная акция для того, чтобы люди устали и не отзывались, скажем так, на предложения отдельных наблюдателей пересчитать пачки бюллетеней. Возможно, были какие-то другие причины.

Я всю ночь провела в Территориальной избирательной комиссии № 30. Я видела все протоколы, которые несли члены участковых избирательных комиссий. А во многих случаях, они вообще не соответствовали закону! Вот суд такие протоколы не принимает! А от председателей участковых комиссий такие протоколы принимались. Там не было написано ни адресов избирательных участков — то, что законом требуется, ни <числа прописью> не были написаны. Протоколы, которые потом некоторые наблюдатели мне предоставили — были примерно такие же. В суд эти протоколы отнести невозможно! …

По проекту постановления я, например, считаю, что председатель ТИК № 29 должна уйти со своего поста, потому что хотя бы то, что не были обучены члены участковых избирательных комиссий — это ее вина. Обучающее мероприятие не состоялось — я специально изучала сайт ТИК. Никаких других обучающих мероприятий не было назначено. Как все это происходило — не понятно. Но я так понимаю, что отчет сдан, и деньги освоены. Поэтому я считаю, что меры, которые предложены в данном постановлении — недостаточны. И я надеюсь, что следующие проверки будут проведены хотя бы по некоторым другим территориальным избирательным комиссиям.

Далее выступил Алексей Березин, член Санкт-Петербургской избирательной комиссии («ПАРТИЯ РОСТА»):

Во-первых, для меня не понятно, почему проект постановления называется «Об отдельных вопросах совершенствования деятельности избирательных комиссий в Санкт-Петербурге», когда речь идет о многочисленных нарушениях со стороны участковых комиссий. Я не вижу, в чем здесь совершенствование, когда мы описываем методы и способы нарушения закона. Создание методического кабинета — это, конечно, хорошо, но мне кажется это — не тема для названия данного постановления.

Если говорить о территориальной избирательной комиссии № 29, о которой речь идет в проекте, и то, что у нас в повестке дня… В частности, я тоже ознакомился, получив официальным образом видеоданные с избирательных участков по ТИК № 29, и должен сказать, что на девяти избирательных участках … прямо видно на видеозаписях, как после окончания голосования члены участковых избирательных комиссий с правом решающего голоса ставят подписи за себя и за избирателя, которые, естественно, при этом отсутствуют. И это не однократно происходит на избирательных участках, а в течении часа или полутора часов. Естественно, в это время бюллетени считаются, само собой списки никуда не убирают. И вообще списки избирателей не были убраны более чем на половине избирательных участков, если мы говорим о ТИК № 29. Если, как Майя Владимировна говорит, не надо показывать бюллетени, поскольку тут и так все присутствуют и видно, то… если мы смотрим на видеозапись и видим, что те наблюдатели, которые находятся в зале… они стоят не прямо у стола и смотрят на бюллетени, а отдаленно по каким-то непонятным причинам. Звука у нас нет, и мы не понимаем, почему они <там находятся>.

Что касается подсчета бюллетеней не путем перекладывания при подсчете голосов за каждого кандидата. … практически на всех избирательных участках ТИК № 29, может быть за исключением одного, двух или трех, на всех избирательных участках бюллетени подсчитывались не путем перекладывания. <В проекте постановления> перечислено только восемь.

Виктор Николаевич сказал, что никого нигде не удаляли. Может быть, официально никого и не удаляли. Но если мы говорим о ТИК № 29, то видим, например, на участке № 2169 и № 2173, где люди крепкого телосложения, не члены участковой избирательной комиссии, к полицейскому подходят и выводят члена с правом совещательного голоса из помещения. Возможно, они и не составляли протокол об административном правонарушении. Но на двух этих участках, члены комиссии с правом совещательного голоса были удалены. …

УИК ИУ № 2151, ТИК № 29, видно на видеозаписи, приносят коробку во время подсчета голосов, оттуда достают бюллетени и тоже их кладут в пачку. Что за бюллетени, откуда эта коробка взялась? При том, что просматривая видеозапись видно, что это не бюллетени, которые достали из ящика для голосования! Участок № 2172, тоже ТИК № 29. Бюллетени, которые должны были из переносного ящика вынуть, пересчитать, после этого вместе со стационарным ящиком посчитать — не пересчитывали, прямо вбросили — крупным планом видно — в стационарный ящик для голосования не пересчитывая. К чему это ведет? Если их было на один больше — они должны быть признаны недействительными. Их вбросили туда — значит все результаты могут быть недействительными на этом участке. Это известная для коллег ситуация.

Участок № 2130 — мы прямо видим, как член участковой избирательной комиссии, с ручкой в руке, вот берет и перечеркивает с десяток избирательных бюллетеней. Возможно это считается нормальным подходом к подсчету голосов, но я так не полагаю.

Вряд ли кто-то возражает против резолютивной части решения. Но что значит «рекомендовать территориальной избирательной комиссии освободить председателей»? У комиссии есть право принять решение по существу, ничто не мешает «обязать территориальную избирательную комиссию принять решение об освобождении председателя». Я с Ольгой Леонидовной полностью согласен, есть все основания для освобождения председателя ТИК № 29 от должности председателя, голосованием на заседании СПбИК. Я не согласен с личным мнением Майи Владимировны, что в целом избирательная кампания в Санкт-Петербурге прошла без нарушений, которые были ярко выражены на 217 округе, и с тем, что эти нарушения, якобы, не повлияли на результаты волеизъявления. Я полагаю, что они повлияли, и имеются достаточные основания для отмены результатов голосования, как минимум, в округе №217.

Председатель Виктор Панкевич обратился к начальнику юридического управления Санкт-Петербургской избирательной комиссии Олегу Зацепе с просьбой прокомментировать случаи, которые он наблюдал, просматривая видеоматериалы в составе рабочей группы. Олег Олегович дал следующий комментарий:

Во-первых, все, что касается работы со списками, в том числе якобы внесение членом комиссии с правом решающего голоса подписей за избирателей, которые отсутствуют в помещении для голосования. Видеозапись, хотя не имеет звука, имеет достаточно высокое разрешение для того, чтобы понять, в каких именно столбцах списка избирателей вносятся какие-то записи, пометки членами участковой избирательной комиссии. Есть, как минимум, два действия, которые члены участковой избирательной комиссии осуществляют со списком избирателей. Это подсчет и суммирование по спискам избирателей, и в некоторых случаях видно, что делаются какие-то пометки в углу листа, т.е. не там, где располагается подпись избирателя. И это действия, связанные с внесением в список избирателей отметок о том, что избиратель воспользовался правом проголосовать вне помещения для голосования. В каких-то случаях действительно видно, что члены участковой избирательной комиссии очевидно работают с заявлениями граждан, и вносят сведения в раздел списка избирателей «Особые отметки», а не в те ячейки, которые предназначены для внесения подписи.

Что касается способа подсчета, того повлиял или мог ли повлиять на действительность результата волеизъявления избирателей. У членов комиссии с правом совещательного голоса (в отличие от наблюдателей!) есть право удостоверится в правильности подсчета. Не поступило ни одной жалобы о том, что кто-то из членов участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса попросил допустить его к пачкам бюллетеней для пересчета бюллетеней и получил отказ в удовлетворении этой просьбы. Члены участковых комиссий с правом совещательного голоса данным правом не пользовались, что говорит о том, что правильность подсчета у них на окончание подсчета сомнений не вызывала.

Что касается эпизода с перечеркиванием бюллетеней. По цвету бюллетеней на записи (а запись у нас, хоть и без звука, но зато цветная!) видно, что это не бюллетени для голосования на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по одномандатному избирательному округу! Было установлено, что это бюллетени, признанные недействительными. Для того, чтобы избежать каких либо манипуляций, связанных с возможным учетом этих бюллетеней при подсчете, на обратной стороне бюллетеня делается запись о признании бюллетеня недействительным, а на лицевой стороне было совершено перечеркивание, чтобы исключить недобросовестные действия при подсчете голосов.

Таким образом, для выводов о том, что нарушения, очевидно свидетельствующие о невозможности считать действительной волю избирателей, нет оснований.

Нина Шубина, член Санкт-Петербургской избирательной комиссии с правом решающего голоса, в своем выступлении постаралась возвратить атмосферу дня голосования:

Мне не хотелось бы, чтобы еще одной нашей электоральной позицией после выборов послужила поголовная чистка председательского корпуса. Второе, по поводу того, что говорил Алексей Викторович (Березин — НП), что вот поголовно, везде что-то вот происходило, что-то происходило не то. У нас 27000 членов комиссий, и почти 2000 комиссий. Мы не планируя адресов, школ, залов, вместе с Александром Владимировичем (вероятно, Шишловым, уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге — НП), просто по ходу дела, как нам было удобно, заезжали по крайней мере в три школы. И там в это время велся подсчет голосов. В школе «Альма-матер» мы видели, какому прессингу подвергался этот процесс со стороны других участников избирательного процесса. Стол, а над ним висели камеры многочисленные, там межпарламентская (ассамблея стран СНГ — НП) снимала, международные наблюдатели, просто наблюдатели, все это происходило, и никаких замечаний… Сразу же шел Александр Владимирович проверять дополнительные списки, то, где можно было проколоться здорово. Никаких не было сумасшедших ситуаций, при которых было видно, что «все и всюду». Где-то при нас наблюдатели сказали: «Считайте неиспользованные бюллетени, перекладывая по листику!». И они сидели, в школе на улице Ивана Черных, и считали. Их заставили это делать.

Прежде чем мы будем голосовать, я просила бы еще раз подумать. Нам в этом городе жить и работать. Нам эту систему избирательную с каждым шагом надо двигать вперед, устранять все эти недостатки и не зацикливаться на том, что у нас уже прошло и изменено, двигаться дальше.

А постановление можно назвать, по сути, и по другому, например «О недостатках в организации работы территориальных избирательных комиссий с участковыми избирательными комиссиями».

Завершила обсуждение Майя Гришина, секретарь ЦИК России:

На настоящий момент, оценка тех визуальных, информационных, прочих материалов, которая сделана, она соответствует совокупности той информации, которая есть. Любые юридически весомые оценки, в том числе — нарушений, после определения результатов выборов, даются и решаются в суде, в том числе и с поднятием избирательных документов, бюллетеней, списков. Насколько я знаю, в суде у нас 18 исков, и по 217 не очень идет пока эффективно, в силу необходимости соблюдения ряда требований кодекса административного судопроизводства … Сомнения суд, наверное, какие-то может развеять, если там сомнения, действительно, остались.

Возможно,если будет обоюдное желание, посмотрите вместе несколько спорных участков, внимательно вглядываясь в эти отметки по спискам. И разбирайтесь с участком № 2169, где, якобы, было удаление. Давайте еще раз смотрите вместе. Выберите наиболее яркие позиции.

В постановляющей части, планируя обучение, обратите, пожалуйста, внимание на вопросы психологической подготовки, вопросы преодоления конфликтов в избирательном процессе. Это надо планировать обязательно, и многие регионы это практикуют. И исследуйте, пожалуйста, причины позднего ввода результатов. Все это требует вашего внимания… Образуются очереди в территориальных избирательных комиссиях.

Виктор Панкевич предложил провести выездные совещания с каждой территориальной комиссией, провести конкретные разборы с просмотром видеозаписей, участием участковых комиссий.

Проект постановления был поддержан большинством присутствующих. Против предложенной редакции постановления проголосовала Ольга Покровская.

Фото и видео: Дмитрий Наумов.